Маргарита Сабашникова „Зелёная змея“, часть сказки

„Однажды ко мне пришел студент Штраух – сын одной умершей приятельницы Марии Сивере. Он принес мне книжечку, принадлежавшую его матери, – сказку Гете „О Прекрасной Лилии и Зеленой Змее“. Поля этой книжки на всех страницах были исписаны рукой Рудольфа Штейнера, замечаниями, открывающими существо этой маленькой мистерии. Мы с увлечением читали „Сказку“ и замечания Штейнера; ее события и персонажи стали в нашем кругу как бы знаками своеобразного шифра, нашим сокровенным языком.
Из этой „Сказки“ я поняла, как события и персонажи такой истинно инспирированной сказки могут быть образами духовной действительности, как в этих образах можно узнавать силы, действующие в различных планах: в собственной душе, в истории
человечества, в мировом свершении. Это совсем не аллегория.
Королевич любит Прекрасную Лилию. Но ее прикосновение убивает все живое. Есть два способа переправиться к ней через реку: утром и вечером Великан бросает на ее воды свою тень, а в полдень Змея, образуя арку, ложится мостом между ее берегами. Змея издавна являлась образом в самом себе замкнутого земного Я. Блуждающие Огни, называющие себя „владыками вертикали“, -абстрактный интеллект; повсюду, где только можно, они вылизывают золото мудрости, отчеканивают из него монеты – наши абстрактные понятия – и разбрасывают вокруг. Змея проглатывает монеты, и золото превращается в ней во внутренний свет; она, терпеливо исследуя, освещает им предметы на своем пути; верная земле, не отрываясь от нее, она ощупью пробирается от узнания к узнанию. Так она освещает и подземный храм, где сидят три Короля – Золотой, Серебряный и Медный – три силы души; душа знает их в себе подсознательно (подземно) – мысль, чувство, воля. Четвертый Король – Смешанный, господствующий в нашей эпохе, в нем эти три элемента хаотически спутаны; он стоит, прислонясь к колонне.
В храме появляется Старик с лампой; свет ее преображает предметы, на которые падает. Волнующе звучат таинственные слова, которыми они обмениваются. Золотой Король спрашивает Старика: „Сколько тайн знаешь ты?“ – „Три“, – отвечает тот.
Серебряный Король спрашивает: „Какая из них важнейшая?“ -„Открытая“, – отвечает Старик. „Откроешь ли ты ее нам?“ -спрашивает Медный Король. – „Как только узнаю четвертую“. -„Какое мне дело!“ – бормочет про себя Смешанный Король. (Как знаком нам этот голос!) „Я знаю четвертую“, – говорит Змея, приближается к Старику и шепчет ему что-то на ухо. „Время настало!“ – провозглашает Старик.
Четвертая тайна, тайна Змеи не произносится, но в том, о чем Змея шепчет, лежит разгадка „Сказки“. Старик знает тайну трех прошлых ступеней развития мира. Четвертая тайна, тайна Змеи -земного Я, идущего через опыты земной жизни, есть свободное решение жертвенно отдать себя, собирая эти опыты не для себя, но для того, чтобы из них построить мост между чувственным миром и миром духовным. Змея распадается на множество драгоценных камней, из них складывается постоянный мост; оба берега бытия соединяются теперь не только для отдельных путников, но для всеобщего пути человечества. И храм на другом берегу поднимается из глубин Земли, становится видим. Здесь совершается брак Юноши, прошедшего через смерть и воскресение, с Лилией – высочайшей Невестой. Хотя тогда эти образы жили во мне больше как настроение, но с тех пор они меня уже не покидали. То, что родится из реальности, имеет существенное свойство: через года, может быть десятилетия, но оно приводит тоже к реальности. „Истинно только то, что приносит плоды“. Здесь я имею в виду не тот случай, когда позднее я однажды поставила эту „Сказку“ на сцене кукольного театра. Сияние Зеленой Змеи, Блуждающих Огней, лампы и звезд, утренней и вечерней зари в этой миниатюрной мистерии производили волшебное впечатление. Представление имело большой успех; это было в Германии во времена „третьего рейха“, когда все другое, что шло в духовном направлении, находилось под запретом. Мне кажется, что это было лучшее, что я когда-либо сделала в жизни.“

Schreibe einen Kommentar